Война на Украине: Что случилось с защитниками Мариуполя, взятыми в плен Россией месяц назад?

Примерно месяц назад украинский полк «Азов», засевший на сталелитейном заводе «Азовсталь» в Мариуполе, получил приказ Киева сдаться российским войскам.

Украинские власти заявили, что это единственный способ спасти жизни защитников Мариуполя, которые месяцами находились в осаде завода под постоянными обстрелами, не имея доступа к предметам первой необходимости. Захваченные комбатанты должны были вернуться домой путем обмена пленными, но до сих пор никто из них не был освобожден, и об их положении известно очень мало.

25-летняя Анна Науменко говорит, что не слышала голоса своего партнера с того дня, как он покинул завод в мае.

Командир полка «Азов» Денис Прокопенко звонил жене Екатерине один раз в течение 30 секунд, в начале своего плена. Связь была очень плохой, пара почти не слышала друг друга, но Катерина описывает этот звонок как счастливое воспоминание.

Тогда она узнала, что ее муж и его соратники содержатся в удовлетворительных условиях, но узнать, может ли Прокопенко свободно высказываться по телефону, было невозможно.

Сейчас семьи «Азова» говорят, что из той ограниченной информации, которую они получают от переговорщиков, они точно знают, что украинские военнопленные, находящиеся под защитой международного гуманитарного права, содержатся в плохих условиях, не соответствующих требованиям Женевской конвенции о обращения с военнопленными и заключенными.

«Мы знаем, что изолятор, где содержатся военнопленные, переполнен, еда и вода нуждаются в улучшении», — говорится в заявлении Екатерины Прокопенко. «Рассказы военнопленных, освобожденных ранее, показывают, что они подвергались физическим и моральным пыткам», — говорится в сообщении ВСУ.

Точной публичной информации по сей день нет о количестве украинских бойцов и командиров, взятых с «Азовстали» в плен. Цифры, предоставленные разными источниками, варьируются от 1000 до 2500.

Сначала они были переброшены на неподконтрольные украинскому правительству территории самопровозглашенной Донецкой Народной Республики.

Ее самопровозглашенный лидер Денис Пушилин недавно заявил, что «материалов достаточно для трибунала над украинскими военными», и пообещал открытый суд. Такие судебные процессы, в том числе и те, где «обвинение» требует высшей меры наказания, действительно происходят в так называемой «ДНР»: недавно к смертной казни были приговорены трое иностранных военнослужащих украинских вооруженных сил.

В Следственном комитете России заявили, что допросят боевиков. Ходили слухи, что некоторые из них перебрасываются в Россию. Украинская сторона не смогла подтвердить, все ли украинцы остались в Донецкой области, на неподконтрольных украинскому правительству территориях.

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Алексей Данилов, выступая по национальному телевидению, около недели назад заявил, что в обменный процесс вовлечена не только Украина, но и международные институты. Он назвал это «очень деликатным вопросом», который «нельзя нарушать». «Мне особо нечего сказать», — предположил он.

Украинская сторона заявляет, что переговорный процесс строго засекречен, а семьи пленных бойцов опасаются, что их близкие будут забыты.

Они просят иностранных журналистов попытаться посетить место содержания военнопленных, а Международный комитет Красного Креста (МККК), который имеет мандат на посещение украинских военнослужащих, проверить условия их содержания.

МККК зарегистрировал комбатантов, покидающих завод «Азовсталь», чтобы отследить тех, кто попал в плен. Это было сделано для того, чтобы заключенные могли поддерживать связь со своими семьями, объяснили тогда сотрудники МККК.

Пока это дало возможность члену семьи проверить через процедуру, не ушел ли с завода живой мариупольский защитник из «Азовстали», но не более того.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

You might like